Агнесса Сорель. Первая официально признанная любовница французского монарха.

Агнесса Сорель, возлюбленная французского короля Карла Седьмого - первая официально признанная королевская любовница.


Картина «Меленский диптих» была создана французским художником Жаном Фуке в середине XV века. Полотно заказал придворный муж Этьен Шевалье для одной из церквей города Мелена. На левой створке, которая теперь хранится в картинной галерее Берлин-Далем, Фуке изобразил самого Шевалье с его покровителем святым Стефаном. На правой створке, принадлежащей ныне Королевскому музею изящных искусств в Антверпене, художник создал композицию «Мадонна с младенцем».

Поражает цветовое решение картины — ярко-красные и синие ангелы, мраморная кожа Мадонны и Младенца, глубокий синий тон фона. Но еще больший интерес вызывает сама Мадонна, а вернее — Ее прообраз. Считается, что на картине Фуке изобразил Агнессу Сорель. Кто же эта женщина, вдохновившая знаменитого французского художника на создание одного из лучших образов Богоматери в мировом искусстве?

Дата рождения Агнессы Сорель  точно не известна — одни историки утверждают, что Агнесса появилась на свет в 1409 году, другие, и, скорее всего, это ближе к правде, — в 1422-м. Ее отец, Жан Сорель, придворный графа Клермона, поняв, что из красоты дочери можно извлечь определенные выгоды, устроил так, что Агнесса сначала стала фрейлиной герцогини Изабеллы Лотарингской, а потом и самой королевы Марии Анжуйской, супруги короля Карла VII. Агнесса пользовалась при дворе огромным успехом. Не мог не заметить эту красавицу и король. Ей тогда было, по всей видимости, чуть больше двадцати.

Карл VII был сложным человеком. Все знали, что законы морали и нравственности его волнуют мало, он был страстным, увлекающимся, трусоватым и жестоким, но при этом неплохо образованным и большим любителем чтения. Уже вечером того дня, когда Агнесса впервые попалась на глаза его величеству, он увел фрейлину в свою спальню и признался в нежных чувствах. Агнесса не ожидала ничего подобного и в смятении выбежала из королевских покоев. Однако вскоре она сдалась на уговоры государя. Так началось пятилетие ее власти над королем.

Как водится, законная супруга узнала новость последней. Поняв, что страсть супруга велика, и тут ничего не поделаешь, она, порыдав несколько дней, смирилась, более того — подружилась с Агнессой. Они вместе ездили на охоту и гуляли. Такое разрешение проблем весьма порадовало Карла.

В течение нескольких лет, как свидетельствует тогдашний Папа Римский Пий II, «король не мог прожить и часа без своей подружки и был более озабочен совершенствованием своего любовного мастерства, чем ведением государственных дел». Он осыпал Агнессу украшениями, дарил поместья — замок Иссуден в Берри и усадьбу Вернон в Нормандии, награждал титулами, один из которых узнали все. Мадам Боте, мадам Красота — так ее стали звать после того, как король подарил ей поместье Боте-сюр-Марн, Красота на Марне. А в июне 1444 года Карл вместе со своим шурином Рене Анжуйским устроил большой рыцарский турнир в честь прекрасной Агнессы.

Фаворитка родила королю четырех дочерей, и всем им король, несмотря на протесты высоких родственников, даровал родовые титулы Валуа. Это было, пожалуй, высшим проявлением его любви.

Далеко не высокородная аристократка, Агнесса вела образ жизни королевы. До нее брильянты разрешалось носить только мужчинам монаршего рода. После нее это позволяли себе все дамы, которые могли себе это позволить. Она была одной из лучших клиенток крупного негоцианта и королевского казначея Жака Кера. Он поставлял ей мех куницы, восточные шелка, египетские золототканые материи, из которых она шила потрясающие туалеты. Агнесса поражала современников дерзостью и разнообразием своих нарядов. Именно она впервые ввела в моду облегающие фигуры платья и длинные шлейфы, которые очень не понравились Церкви — священники называли их «дьявольским хвостом» и запрещали носить благородным дамам. Агнесса же ввела в моду и декольте.

Возмущенный ее неподобающим поведением, архиепископ Жан Жувенель дез Юрсен приводил факты огромных трат на шлейфы и гребни, золотые украшения, драгоценные камни и дорогие ткани и замечал, что «закрывая лицо вуалью, она придумала такие разрезы на платье, сквозь которые видны соски или вся грудь». К декольте при дворе привыкли не сразу, но вскоре аристократки, заметив заинтересованные взгляды своих мужей в сторону Агнессиных прелестей, пошипев для приличия, вынуждены были надеть — а может, они это делали с радостью — туалеты с глубоким вырезом. Так Агнесса победила в этой войне с Церковью и Приличиями.

Однако обожаемая королем, осыпанная всеми возможными монаршими милостями, мадам Красота не могла чувствовать себя счастливой. Она купалась в роскоши — только стоимость драгоценностей, принадлежавших ей, составила двадцать тысяч шестьсот экю золотом! — а народ жил трудно. Напрасно сердобольная Агнесса тратила целые состояния на подаяния нищим и дары монастырям. В ней видели лишь алчную фаворитку, из-за которой король забыл о королеве и подданных. Во всех своих бедах — в нищете, болезнях, тяжких налогах — простые французы обвиняли королевскую фаворитку. И Агнесса решила, что обязана принести народу пользу.

В стране действительно было неспокойно: шла Столетняя война, длившаяся с перерывами с 1337 по 1453 год. После победы при Азенкуре англичане захватили север Франции, включая Париж. Благодаря Орлеанской деве Жанне позже военное счастье перешло на сторону французов, и они смогли отвоевать у англичан некоторые свои земли. Было заключено перемирие, но большая часть французских земель по-прежнему находилась под управлением английской короны.

Бездействие короля не устраивало ни народ, изнывавший от нищеты и тягот налогов, ни Агнессу, чувствовавшую себя ответственной за то, что происходило в ее стране. Однажды она рассказала возлюбленному, как астрологи предсказали, что ее полюбит самый храбрый и мудрый король на свете. «Я думала, — говорила Агнесса, — это вы, мой король, но, по-видимому, я ошиблась — вы слишком изнежены и совсем забыли о государственных делах. Возможно, тот, предсказанный мне астрологом, король — правитель Англии, который создает сильные армии и захватывает ваши прекрасные города. Пожалуй, я отправлюсь к нему».

«Такие слова столь сильно уязвили сердце государя, что он разрыдался. Вскоре, набравшись мужества, он взялся за оружие. Карл действовал так успешно, что мы выбили англичан из своего королевства», — писал историк Брантон, считавший, что Агнесса Сорель заслуживает признательности французов в не меньшей степени, чем Жанна д’Арк. Вдохновленный Агнессой, Карл в течение нескольких месяцев вернул Франции все захваченные англичанами земли и положил конец Столетней войне. Карл Победитель — так стали его называть с тех пор.

Однако Агнессе этого триумфа Карла и триумфа своих усилий увидеть не удалось.

Шел январь 1450 года. Король готовился к осаде города Арфлера, который еще находился в руках врага. Его волновало не только будущее сражение, но и состояние Агнессы — она ждала его в замке Лош и должна была вот-вот подарить ему четвертое дитя. Вдруг он увидел бегущего к нему монаха. «Государь! Там привезли мадам Сорель. Она в ужасном состоянии».

Агнесса, утомленная и беременностью, и тяготами пути, сказала, что ей пришлось приехать, поскольку она никому не могла доверить важное известие: среди его подданных есть враги, и они готовят против него заговор — собираются выдать англичанам. «Я приехала вас спасти», — прошептала она. Был ли в действительности этот заговор? Никто не знает. Возможно, Агнесса все-таки спасла любимого — вероятно, заговорщики, узнав, что королю все известно, действовать побоялись.

Вскоре после приезда Агнессы в ставку короля у нее начались роды. Подарив государю четвертую дочь, Агнесса никак не могла оправиться и чувствовала себя очень плохо — беспокоили боли в животе. Во время болезни она много общалась со своим духовником, каялась в грехах, молилась. Предчувствуя скорую смерть, завещала большие суммы церкви и 60 тысяч экю всем тем, кто помогал ей в жизни. Отец Дени, духовник Агнессы, отпустил ей все грехи, и 11 февраля 1450 года в 6 часов вечера самая красивая женщина XV века умерла.

Над местом захоронения ее сердца и внутренних органов в капелле Нотр-Дам в Жюмьеже высится великолепное надгробие из черного мрамора. На нем стоит статуя из белого мрамора — молящаяся Агнесса с собственным сердцем в руках. Тело же ее было погребено в саркофаге из черного мрамора в соборе Лоша (ныне церковь Сент-Урс). На надгробной плите из белого мрамора барельеф — Агнесса в отороченном мехом платье, в окружении двух ангелочков и двух агнцев.

Сразу же после ее смерти заговорили об отравлении — трудно было поверить, что молодая женщина могла умереть столь рано по естественным причинам. Сначала в преступлении заподозрили друга Агнессы Жака Кера — придворная дама Жанна де Вандом заявила под присягой, что именно он виновен в ее смерти. Его судили, но за недостаточностью улик оправдали. Однако повод посадить казначея Кера в тюрьму все-таки нашли — его бросили в застенки за растрату государственной казны.

Затем под подозрение попал родной сын короля дофин Людовик. Он действительно терпеть не мог отцовскую фаворитку, которая пользовалась при дворе большей властью и влиянием, чем его мать, королева Мария. Но и тут не нашли доказательств. Тайна смерти Агнессы осталась нераскрытой...

Но Франция запомнила ее как благородную даму, многое сделавшую для своего народа. Художник Жан Фуке, работавший при дворе Карла VII, получив примерно в 1450 году заказ от Этьена Шевалье на исполнение алтарного диптиха, решил (а может, сделал это по просьбе Шевалье) запечатлеть ее черты в образе Богоматери.

Примерно в то же время (историки искусства не могут точно датировать эту работу художника) он пишет и портрет короля Карла VII — человека пресыщенного, нерешительного, слабовольного, терзаемого страстями. Но при всем при этом на портрете Фуке изображен все-таки правитель государства, настоящий король — наделенный властью монарх, решающий судьбы своих подданных. Король, оставшийся в истории благодаря двум женщинам — Жанне д’Арк и Агнессе Сорель.

Об Агнессе Сорель напоминали впоследствии всем великим фавориткам французских королей. Мадам Помпадур однажды получила послание от мсье Дюкло, призывавшего ее следовать примеру прекрасной Агнессы. «Это была женщина, к которой Карл испытывал самую сильную страсть, и которая наиболее достойно использовала его привязанность… Редкий случай для подражания тем, кто пользуется такими же милостями, ибо она любила Карла ради него самого и все делала для славы своего возлюбленного и счастья королевства».

После смерти Карла церковники, не любившие Агнессу, пожелали перенести ее захоронение подальше от алтаря, но, как ни странно, Людовик XI, не испытывавший теплых чувств к мадам Сорель, запретил беспокоить ее прах. В 1794 году, когда Францию захлестнула Революция, гробницу Агнессы разбили. Спас останки мадам Красоты некий мсье Пошоль. Позже, в 1806 году, по приказу префекта области генерала Помераля, памятник был реставрирован, а фронтон украсили смелые слова Вольтера: «Я — Агнесса. Да здравствует Франция и любовь!»

В 2004 году для выяснения тайны смерти мадам Сорель использовали достижения современной науки. 28 сентября гробницу Агнессы вскрыли. Ученые установили — фаворитка Карла VII была отравлена ядом, содержащим ртуть. К сожалению, определить имя убийцы уже невозможно…

Многое изменилось в нашем мире со времен Столетней войны, но об Агнессе Сорель не забыли. О ней пишут исторические исследования и романы, снимают художественные и документальные фильмы, а туристы, приезжающие в маленький городок Лош, обязательно идут на могилу легендарной мадам Боте. Над черным мраморным цоколем — очаровательная головка молодой женщины. Той, что навеки запечатлена в образе Мадонны на великолепной картине Жана Фуке. Той, которая столько сделала во имя Любви для своей страны и своего возлюбленного.

Из газеты Смена.

Комментариев нет:

Отправка комментария